Пушкиногорское бюро путешествий и экскурсий. Забытая страница истории нашей культуры.

Чтоб обо мне как верный друг
Напомнил хоть единый звук.
И чьё-нибудь он сердце тронет …
А.С. Пушкин

«Мы очень благодарны вам…»

Эти слова содержат почти все записи сохранившихся пяти объёмистых «Книг отзывов» Пушкиногорского Бюро путешествий и экскурсий. Оно существовало всего 26 лет – с1966 по 1992 годы, а след в истории пушкинского края и памяти гостей оставило заметный. И, хотя невелик район, а Бюро его в эти годы стало известно на всю страну.

Экскурсионное Бюро возникло в системе профсоюзов в 1966 году как ответ на возрастающий интерес гостей к Пушкинскому краю. Не проходило и месяца, чтобы знаменитый директор Пушкинского заповедника С.С. Гейченко не выступал по радио, телевидению, в газетах и журналах, о том, что такое для русской культуры Михайловское, каково значение всего, что здесь создано А.С. Пушкиным. Он рассказывал, как восстанавливается Дом поэта в Михайловском, что сделано для воссоздания Тригорского или Петровского, что нового в Святогорском монастыре (бывшем до 1992 года музеем), какими новыми землями прирастает заповедная земля, какие мемориальные вещи получены заповедником в дар… В ответ директор получал множество писем с просьбой оказать помощь в посещении памятных мест, однако ни приемом гостей, ни их размещением, ни организацией экскурсий директор и его сотрудники заняться не могли – у них был другая задача — они создавали всё новые музеи, экспозиции, хранили и благоустраивали парки….Свято охранялся от застройки каждый уголок заповедной земли.

 

Рождение экскурсионного Бюро неразрывно связано с именем его первого директора А. Н. Иванова. Уроженец ближней к поселку д. Мануйлово, по окончании педагогического института в Пскове, Алексей Николаевич преподавал в местной школе литературу и русский язык, сотрудничал в местной газете, а с 1962 года был экскурсоводом на турбазе в д. Воронич.

Людмила Алексеева (Кравец с группой)

«Он в единственном числе начинал создавать Пушкиногорское экскурсионное бюро, подбирать штат, растить и воспитывать экскурсоводов…Бюро размещалось в одной маленькой комнате с круглой печкой в деревянном домике на турбазе в деревне Воронич. Совершенно естественным следствием замечательных человеческих качеств директора был такой климат коллектива, где всё основано на доверии, свободно развивающейся разумной инициативе сотрудников». — вспоминает один их первых сотрудников Бюро, методист и известный экскурсовод Людмила Николаевна Кравец (Алексеева). Немало восторженных отзывов о его экскурсиях хранят записи в книгах отзывов тех лет. Он хорошо знал ответственную работу с людьми как педагог по профессии и по опыту. Потому и Бюро, созданное им, отличалось от других.

Чтобы работать в Пушкиногорском экскурсионном бюро нужно было одно – хорошо знать свое дело. Иметь положительные отзывы хранителей музеев, методистов и, разумеется, гостей заповедника. А использовать для экскурсии можно было любые свои свободные дни. Это привлекло, прежде всего, учителей местной школы, у которых освобождалось время от занятий в летний, самый напряженный для Бюро сезон, а также филологов, историков – преподавателей из Ленинграда. Все это обеспечивало признанный высокий уровень экскурсий тех лет.

Гуманитарии разных профессий несли из стен институтов в сферу экскурсий серьезные знания в области пушкиноведения. Каждая новая книга об А.С. Пушкине вызывала повышенный общественный интерес. На любой экскурсии туристом мог быть задан вопрос: « А вы читали ….?». И ответить «нет, не читал… » — значило расписаться в невежестве. А этого экскурсовод допустить не мог.

В те годы вообще придавалось значение таким понятиям, как культура речи. По радио шли регулярные передачи «Правильно ли мы говорим», в специальных изданиях приобрела значение тема «Музей и посетитель». Это, в частности, в 1982 году привело к возобновлению закрытого перед войной (1938) журнала «Советский музей» (в настоящее время «Мир музея»), где живо обсуждалась экскурсионная проблематика. Накапливался опыт, который в те же годы привёл к созданию кафедр музееведения в ряде гуманитарных ВУЗов. Экскурсовод становился не просто информатором, а носителем общественно значимых гуманистических ценностей. В те годы академик Д.С.Лихачёв весьма точно назвал экскурсоводов и библиотекарей «чернорабочими культуры».

В государственный реестр профессия «экскурсовод» вошла только в 1978 году, но это был лишь первый шаг к её юридическому признанию. Поэтому на экскурсоводов не распространялись такие понятия как «педагогический стаж», затраты на приобретение методической, специальной литературы, затраты на полноценный отдых и др. Годичные курсы учитывали, что подготовка экскурсии по пушкинским музеям – большой и не прекращающийся труд, принимались сюда обычно люди с высшим гуманитарным образованием. Мало подготовить экскурсию – надо ещё уметь заинтересовать темой Пушкина (а значит темой значения культуры) часто далёких от неё людей. Хотя и формально, экскурсионно-туристическое дело тоже считалось сферой идеологии. В тогдашнем Ленинграде на курсах учили специалистов по ведению экскурсий в Пушкинский заповедник и по самому заповеднику. Здесь читали лекции сотрудники Пушкинского Дома АН СССР, опытные методисты, исследователи. На практике же экскурсия допускала и даже предполагала относительную самостоятельность. В 1970-е, 1980-е годы многое зависело не от методических указаний, а от личности самого ведущего. Экскурсии несли яркую печать индивидуальности. Знание стихов, документальных и художественных текстов, умение их читать подразумевалось. В лучших своих проявлениях экскурсоводы пушкинской тематики воспринимались как носители романтического начала в жизни, что требовало таланта и артистизма.

В 1975 году Пушкиногорское бюро переехало из д. Воронич на новую турбазу, построенную между поселком и Михайловским. Оно разместилось в трёх комнатах главного корпуса. Выросло число его сотрудников. Кроме прочего – его фойе украсилось настенным тематическим орнаментом замечательного художника Льва Тимофеева (впоследствии гл. художника-реставратора дворца-музея в Алупке и автора путеводителя по нему). Но главное – Бюро стало отправлять в другие города страны свои группы и преобразовалось в «Бюро путешествий и экскурсий». Были организованы всесоюзные маршруты: в течение отпуска за сравнительно небольшую плату турист мог побывать в разных городах и памятных местах. В Пушкинские Горы устремились гости практически из всех концов страны — Москвы, Ленинграда, Перми, Кубани, Поволжья, Сибири, Урала, союзных республик – особенно из Прибалтики, обеих столиц. Оживилась торговля. До 564 тысяч человек в год повысилась посещаемость заповедника, появились маршруты и за его пределы. Во многом благодаря работе сотрудников Бюро Пушкинские Горы становились известны как один из символов культуры страны.

В практику вошли новые экскурсионные маршруты за пределами заповедника – «Древние крепости псковского края»( Велье- Опочка), «Псковские декабристы» (Остров – Гораи), а позже «Усадьбы пушкинской поры» (Теребени, Лодино, Алтун и др.). Эти выездные экскурсии в частности предопределили расширение границ Пушкинского заповедника до 9 713 га. в 1995г. Стали возможны поездки во Псков, Петербург, Москву, Ригу, Резекне, Тарту, Полоцк, Калиниград, Киев и другие города и веси страны.

Пушкинская и вообще историческая тема не давала забыть почти не звучавшие в культурном контексте имена историков, политиков, учёных, писателей, представителей Церкви, древних дворянских родов. Пушкиногорское Бюро становилось своего рода «нишей», где находили почву для деятельности самостоятельно мыслящие люди творческих профессий. Своеобразным университетом для сотрудников Бюро и заповедника стали ежегодные автобусные выезды в ноябре и апреле (санитарные месяцы в музеях заповедника) по пушкинским и историческим местам страны. Устраивались они на сэкономленные средства и отчасти на средства участников. Значение встреч с коллегами в других музеях для повышения квалификации экскурсоводов трудно переоценить.

Иосиф Будылин

Постепенно в Бюро сформировалась своя творческая среда, где трудились будущие учёные — пушкинисты, создатели музеев, авторы известных многим читателям оригинальных исследований – доктор филологических наук В. П.Старк, кандидат филологических наук Н.К. Телетова, кандидат педагогических наук, академик РАЕН И.Т. Будылин, заслуженный работник культуры РФ Т. Ю. Мальцева. В историю Бюро вошли экскурсовод энциклопедических знаний В.В. Герасимов (впоследствии преподаватель истории Петербурга в колледже), литературовед А. Ю. Арьев (впоследствии один из редакторов журнала), независимо мыслящий филолог, человек очень сложной судьбы С.Г. Бернадский. Подготовкой ленинградских экскурсоводов занималась, в частности, известный методист и экскурсовод Ленинградского Бюро экскурсий и путешествий И.К. Рудницкая. С благодарностью вспоминают в своих записях в «Книги отзывов» и письмах в Бюро гости пушкинского края методиста и экскурсовода Л. Н. Кравец (Алексееву) (впоследствии создателя известной турфирмы в Москве), киноведа С.Д. Яковлева (впоследствии издавшего свою исследовательскую книгу об истории заповедника), театрального режиссёра А.П. Чаплеевского, филолога Г.С. Зводникова, преподавателей литературы и русского языка В.А.Вечеркову, Л.Ф.Белькович, Т.М. Неверову, О. Э. Логинову и других.

Владимир Герасимов с группой туристов

Среди основных экскурсоводов, часто работавших в Бюро, необходимо назвать М. И. Глазомицкого ( впоследствии создателя музея хлеба в Ленинграде), опытных сотрудников Бюро Г.А. Скороходову, А.В. Буковского, Л.П. Тихонову, Е.Л. Петрова, (впоследствии научных сотрудников заповедника), И. В. Васильеву, В. Камердинерова ( впоследствии директора школы в СПб, Заслуженного учителя РФ ), В.А. Соколовскую ( преподавателя ВУЗа), С. М. Мельникову, местных экскурсоводов Р. Л. Процевскоую, В.И. Васильеву, Л. Г. Густову (Григорьеву) – впоследствии кандидата искусствоведения, известного краеведа и поэта, автора книг В.Г. Никифорова и многих других. В летние сезоны 1976-77 годов (в общей сложности четыре с половиной месяца) здесь осваивал новое для себя дело и С.Д. Довлатов. Сотрудникам он представился литератором, и, хотя не имел высшего образования, по его убедительной просьбе, с учётом имевшихся публикаций в периодике, был принят на временную работу . (Впоследствии не без фантазии, весьма произвольно он описал свои первые опыты в популярном сегодня на рынке массовой литературы сочинении «Заповедник», создав своего рода миф, отразивший общественные настроения тех лет).

Сергей Яковлев

Многое роднит музей, экскурсии с театром – и прежде всего этика отношений с поэзией, культурой, искусством – искусством слова.

«Любите искусство в себе, а не себя в искусстве», — учил актёров великий режиссер К.С. Станиславский. «Любите заповедник в себе, а не себя в заповеднике», предполагала неписаная экскурсионная этика, — и это особенно ценилось гостями пушкинского края. Не секрет, что обманчивая лёгкость дела экскурсовода иногда привлекала в Бюро людей хотя и образованных, но и случайных. Они и сами требовали от себя немногого, однако их быстро распознавали туристы и удерживались эти люди недолго. Становилось понятно, что экскурсионная работа — область глубоких знаний, взаимоотношений с людьми, а значит, ответственности и подвижничества, а к этому бывали готовы не все. Характерно внимание рецензентов Пушкинского заповедника к каждой личности экскурсовода:

Экскурсовод NN « обладает определёнными способностями: у неё хорошая память, уверенность в собственных возможностях. Но необходимо более продуманно и ответственно отнестись к собственной экскурсии о Пушкине: выстроить рассказ, подчеркнуть главное. Держаться мягче и достойнее с экскурсантами, учитывать их состав и подготовленность». (Э.Ф. Карлова 06. 11. 1977). В другом случае рецензент как большой плюс отмечает « недовольство экскурсовода собой…. Он относится к той категории экскурсоводов, которые всегда думают, читают, ищут, по крупицам создавая свою экскурсию. Можно отметить начитанность экскурсовода. Свободную от штампов импровизационную манеру, мягкий тон, литературно грамотную речь. Рассказ лиричен и в то же время вполне серьёзен». (07.10. 1976. Г.Ф. Симакина). В отрицательном случае указывается на «неумение экскурсовода отобрать материал, он обращает внимание на мелочи, рассказывает о том, что лежит за пределами темы «Пушкин в Михайловском»… Следует поработать над манерой произнесения — голос звучит несколько вяло, не хватает звуковых эмоциональных акцентов». (12.08.1978. В.К. Зажурило). «Экскурсоводу следует освободиться от ненужных, а иногда неточных подробностей, полезно послушать квалифицированную экскурсию. Нужно вторичное прослушивание». ( 03.08.1982. В.К. Зажурило). В подобных случаях экскурсовод на время или вообще отстранялся от работы. Стоит добавить, что на практике сама жизнь совершала свой жесткий отбор часто независимо от строгих рецензентов в музеях.

Григорий Заводников(справа)

«Книги отзывов» тех лет свидетельствуют, что у гостей края повышались требования к квалификации, мастерству экскурсоводов. Как следствие — получила развитие научно-методическая работа, которую успешно вела Лидия Леонидовна Суворова (впоследствии заведующая научной библиотекой заповедника). Ею была собрана очень ценная специализированная библиотека по пушкиноведению и краеведению, разработаны новые маршруты «Псковские декабристы», «Алоль – Курган Дружбы» (с посещением « псковской Венеции» — г. Себежа) и другие. Ею же были организованы курсы экскурсоводов, где старшие коллеги передавали опыт начинающим, введены в практику различные методы совершенствования работы – в том числе взаимопрослушивание.

За общим признанием высокого уровня экскурсий тех лет стоит большой труд создателей и участников жизни Бюро, рецензентов заповедника. Начатая в 1966 году «с нуля» работа, приобрела масштаб, признание и была достойно продолжена после ухода А.Н. Иванова на пенсию также известным в районе педагогом, историком, бывшим директором одной из школ Гертом Кирилловичем Степановым.

Распад государства в 1991 году сразу повлек снижение посещаемости. Постепенно перекрывались границы с соседями. Заповедник опустел. Бюро вынужденно пошло на сокращение штата экскурсоводов, а 20 марта 1992 года, с закрытием отдела, фактически прекратило свое существование как творческая организация и вскоре было ликвидировано.

Общественно-политические события начала 1990-х годов вообще отодвинули музейно- экскурсионную жизнь на периферию внимания. Изменилось само государство, которое заявило о приоритетах рынка. Шкала ценностей перевернулась. Образ А.С. Пушкина занял место в рекламе. Героем стал рыночно востребованный недавний антигерой. На волне коммерциализации всех сфер подвижники – созидатели уступили места наёмным менеджерам. Имея ввиду скорейший доход, рынок устремился к упрощениям и развлечениям. К ним оказалась причислена и экскурсия. Но, как показывает жизнь, и сегодня никуда не ушла, а наоборот, обострилась, потребность гостей пушкинского края в грамотном и честном труде экскурсовода.

В наши дни постепенно тает память об этом интересном явлении нашего недавнего прошлого. О Пушкиногорском Бюро путешествий и экскурсий уже больше знают по слухам, дающим почву для домыслов. Почти ничего не осталось, кроме следов вывески Бюро на торце основного здания бывшей турбазы, где оно располагалось, воспоминаний участников его жизни, давних рецензий и уцелевших «Книг отзывов»*. Откроем страницу наугад:

«Мы все раньше по-разному знали Пушкина, но все мы после встреч с вами уходили одинаково обогащенными…», « При посещении пушкинских усадеб стало ясно, что главным богатством турбазы являются её экскурсоводы». «Навсегда останутся в памяти эти незабвенные дни., когда каждый из нас соприкоснулся с миром великого поэта..», «Хочется выразить глубокую признательность Бюро экскурсий и путешествий Пушкинских Гор…» .

Да, хочется выразить глубокую признательность…

Иосиф Будылин

* Находятся в личном архиве автора.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики, Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий